интервью

Писатель, переводчик, руководитель Переводческого Центра при Кабинете Министров Азербайджанской Республики Афаг Масуд ответила на вопросы читателей газеты «Aydın yol».  Представляем вашему вниманию стенограмму интервью, в котором наш респондент ответил на самые актуальные вопросы.

«Aydın yol»: Афаг ханум, в первом интервью после вашего назначения на пост директора Переводческого Центра при Кабинете Министров Азербайджанской Республики вы сравнили работу в этой области с возведением города в пустыне. Выражаясь вашими словами, как обстоят дела с проектированием города?
Афаг Масуд: На данном этапе мы заняты построением инфраструктуры этого «города». На сегодняшний день правовые основы деятельности Центра пока, к сожалению, ограничены. Давно назрела необходимость в разработке соответствующих законов и нормативных актов в этой области. Сейчас ведутся работы в этом направлении. Одной из главных задач Центра является создание в стране критериев профессиональной компетентности в сфере перевода, другими словами, правовое регулирование этой деятельности соответствующими законами и нормами. Это длительный и поэтапный процесс, охватывающий организацию переводческой деятельности начиная со стадии обучения будущих переводчиков, и контроль переводческих процессов в общем, и международной документации в частности. Согласно Положению о Центре, одной из основных мер, предусмотренных для совершенствования перевода и переводческой сферы является организация этой деятельности в централизованном порядке, т.е. установление соответствующих механизмов, позволяющих оценить уровень компетентности переводчика, и создание реестра профессиональных переводчиков. Предпринимаемые в этом направлении шаги, наравне с обеспечением контроля переводческой деятельности, должны сыграть роль своеобразного фильтра, препятствующего появлению дилетантов в этой области. Нами осуществляются и другие меры для усовершенствования переводческих процессов в стране. Например, сейчас формируется система электронного обмена соответствующей информацией и документами. Эта система соединит в себе переводческие процессы, протекающие во всех регионах страны и обеспечит оперативный прием и экспертизу документов, текстов и материалов в электронном порядке.
   
«Aydın yol»: Вы работали в Республиканском Центре Художественного Перевода и Литературных Связей со дня его создания, сначала в должности заместителя, а после смерти Айдына Мамедова в должности руководителя Центра. Оглядываясь на прошедшие 25 лет, о каких успехах или потерях можете рассказать?
Афаг Масуд: В числе достижений Центра можно назвать то, что мы доказали возможность выполнения серьёзных работ без какого-либо внешнего финансирования. Глядя на проделанную за эти 25 лет работу в области художественного перевода, на список художественной, публицистической и мемуарной литературы, изданной нами становится ясно, на что способна Литература и Любовь к Ней. Что касается утрат, мы потеряли таких ученых, как талантливейший тюрколог Айдын Мамедов и замечательный мастер художественного перевода Натик Сафаров. Есть потери и другого рода. К сожалению, азербайджанская литература до сих пор остается в стороне от мировых литературных процессов. За эти годы мы могли бы проделать очень важную работу в области языка, литературы и перевода, способствующую, кроме всего прочего, выходу азербайджанской литературы на международную арену.  

«Aydın yol»:  До сегодняшнего дня не существовало единой государственной системы контроля переводческой сферы. Возможно, по этой причине возникла достаточно серьезная угроза для нашего родного языка, вследствие непрофессионального подхода так называемых «переводческих центров» и различных издательств, размножающихся как грибы после дождя.  Как вы думаете, может ли человек, не владеющий в совершенстве своим родным языком, быть хорошим переводчиком? 
Афаг Масуд: С самого начала деятельности в новом статусе, перед нами остро встала проблема нехватки профессиональных специалистов в области иностранных языков. Меня же больше всего тревожит недостаток специалистов по родному языку. Как бы парадоксально это ни звучало, но на сегодняшний день специалистов в совершенстве владеющих литературным азербайджанским языком можно сосчитать по пальцам. Даже среди представителей таких профессий, как писатели, ученые, государственные служащие, журналисты очень мало в совершенстве владеющих азербайджанским языком.  Эта проблема дает о себе знать и в переводческой сфере, особенно в области художественного перевода, а также в составлении учебников по родному языку и литературе, дубляжах фильмов, теле- и радиопередачах, на уличных стендах и в рекламе, в официальной и юридической документации, словом во всех областях, где используются язык и перевод. Сегодня мы с грустью наблюдаем за последствиями самодеятельности в области художественного перевода. Произведения таких гениальных писателей, как Достоевский, Шекспир и др. переводятся за мизерную оплату сотрудниками переводческих контор. Налицо плачевное состояние отечественного дубляжа. Неуклюжие, нелепые обороты, используемые горе-переводчиками стали притчей во языцех. Все это говорит о процессе тотального разрушения языка в нашей стране. Сейчас эксперты нашего Центра ведут исследовательскую работу над «творчеством» так называемых мастеров художественного перевода. Положение дел таково, что говорить приходится уже даже не о достоинствах художественного перевода, а хотя бы о соблюдении норм и правил азербайджанского языка.

«Aydın yol»: Как писатель, руководитель головной государственной структуры в сфере перевода, в чем вы видите причину разрушения родного языка? 

Афаг Масуд: Причин много. В первую очередь, нужно вспомнить наше недалекое прошлое, Карабахские события, которые потрясли общественность, острую политизацию общественного мнения, отстраненность людей от литературы, науки, духовных ценностей и скатывание в пропасть бытовых проблем и т.д. Есть и другие причины. В частности, наша система образования, которая, несмотря на резкую критику в течение многих лет, так и не достигла желаемого уровня, плачевное состояние учебников по родному языку и литературе, всевозможные абсурдные методы обучения, отучающие наших детей грамотно писать и говорить и т.д., и т.п.  Я поражаюсь глядя на список «писателей» и «поэтов», которых внесли в учебники по языку и литературе. Система образования России питает умы и души первоклассников Пушкином, Лермонтовым, Пастернаком, Анной Ахматовой, а мы, в буквальном смысле слова, отравляем наших детей. Так же обстоят дела и с высшим образованием. В двухтомнике «Современная Азербайджанская Литература», по которому ведется преподавание на факультете филологии Университета, наряду с творчеством литературных эпигонов с мягко говоря диковинными псевдонимами, описываются и мелкие интриги между молодыми писателями и Союзом Писателей. Думаю, что реформы в этом направлении будут самым важным из всего, что мы планируем на будущее. Я много раз говорила об этом: язык, от скудности выразительных средств которого мы сегодня страдаем, сознание, средства самовыражения – все это формируется этими учебниками. Именно отсюда берут свое начало национальное самосознание, отношение к духовным ценностям и многое другое. Я написала несколько статей о таких недопустимых учебниках, используемых в средних и высших учебных заведениях, но картина остается прежней. Каждый год проводится мониторинг учебников, вводятся какие-то изменения, но эти изменения по сути являются заменой одних ошибок другими. Эксперименты в сфере образования напоминают попытки превратить некрасивую от рождения женщину в красавицу при помощи украшений. Одной из основных причин сложившейся ситуации, является то что, наша серьёзная литература потеряла свою значимость и силу воздействия в сутолоке текстов целой армии убогих графоманов, следствием чего стали целые поколения людей, практически не читающих литературы. Существуют и другие причины, но о них чуть позже.              

«Aydın yol»:  Афаг ханум, сегодня из Азербайджана в Европу проводятся нефте- и газопроводы, железнодорожные линии. Распоряжение главы государства, господина Ильхама Алиева о реформах в сфере перевода предполагает создание духовных мостов между миром и нашей страной. С точки зрения представления Азербайджана миру, Центру который вы возглавляете предстоит выполнить огромный объем работы. Как Вы планируете строить работу в этом направлении?    
Афаг Масуд: На самом деле работы в этой сфере непочатый край. Мы готовы представить самым искушенным читателям во всем мире азербайджанскую художественную литературу, богатое культурное наследие, а также научную литературу, внёсшую ощутимый вклад в мировую сокровищницу науки.   Думаю, что проекты и мероприятия, которые мы планируем в этой сфере, со временем дадут свои результаты. Недавно мы были в Швеции. В этой стране, которая считается чуть ли не арбитром мировой литературной мысли, практически полностью отсутствует информация об азербайджанской литературе. Наша страна отсутствует и в списке стран, в соответствующие организации которых Нобелевский комитет направляет запросы на номинирование на Нобелевскую премию в области литературы. С идентичной ситуацией я столкнулась в Вене и Берлине. В то время как, в «Салоне Литературы Народов Мира» Департамента Культуры Австрии, где собраны образцы литературы народов мира, представлены самые отсталые страны Африки и такие северные народы как якуты, нет даже краткой информации об азербайджанской литературе. Причины ясны. Вы знаете, что перевод, особенно художественный – это сфера, в которой требуются налаженная переводческая система и финансирование. Здесь, наряду с языковым переводом, большое значение имеют такие тонкости как, чувство текста, сохранение и передача стилистических особенностей того или иного автора, а это поэтапный и ответственный процесс, требующий особого таланта и знаний. Распоряжение главы государства господина Ильхама Алиева создало широкие возможности для заполнения пробелов в этой области и установления сотрудничества в мировой языковой и литературной плоскости. В настоящее время проводятся соответствующие работы в этом направлении, готовятся антологии на разных языках и различных форматах, состоящие из произведений поэтов и писателей Азербайджана, ведутся переговоры с соответствующими структурами, центрами культуры Америки, Германии, России, Турции, Египта, Чехии, и других стран по изданию и популяризации этих произведений. Мы готовимся к участию на книжных выставках, которые состоятся в будущем году в Египте, Париже, Барселоне, Москве, Праге, а также в шведском городе Гетеборг. Здесь очень важен правильный подбор и организация произведений, которые мы представим миру. Для достижения совершенного уровня художественного перевода в произведениях, переводимых на иностранные языки, очень важно наладить переводческо-редакторское сотрудничество с поэтами и писателями, носителями требуемого языка и имеющими опыт в сфере художественного перевода, или с профессионалами художественного перевода. Одним из проектов, нацеленных на установление связей с зарубежными странами является организация совершенного художественного перевода лучших образцов мировой литературы. В связи с этим, в первую очередь, должны предприниматься шаги, направленные на подготовку специалистов по художественному переводу в стране. В целях актуализации сферы художественного перевода и оценки творчества в области художественного перевода Центр учредил премию «Изумрудная ветвь», и к нам уже поступают сотни переведенных произведений. Думаю, этот конкурс окажет определенную помощь в сфере подготовки специалистов в области художественного перевода. А для более упорядоченной и фундаментальной организации деятельности в этой и других сферах перевода, очень важно создание в будущем Академии Перевода, которая подготовит профессионалов в специфических сферах перевода. 

«Aydın yol»: У нас в стране практически отсутствуют профессиональные переводчики даже с таких распространенных языков, как, например, китайский, испанский, итальянский и т.д. Речь идет о художественном переводе. Как этот вопрос найдет свое решение в книгах, выпускаемых Центром? В частности, интересно узнать Ваше мнение о переводе через язык-посредник.  
Афаг Масуд: Конечно, мы, стараемся отдавать предпочтение переводам с оригинала. Но как вы знаете, сегодня в переводах латиноамериканской литературы, являющейся основоположницей магического реализма в мировой литературе, или же китайской, испанской, итальянской, и литературы других народов мира, имеются проблемы в связи с отсутствием специалистов по вышеназванным языкам.   В нашей системе образования не предусмотрено преподавание португальского языка, который мог бы обеспечить перевод с оригинала бразильской и португальской литературы, и многих других языков. На сегодняшний день положение дел таково, что для начала выполняется подстрочный перевод произведения, переводимого на азербайджанский язык. Следующие этапы – это выполнение художественного перевода и редактирование текста. Но и тут есть свои сложности. Так, попытка максимально буквально передать текст на этапе подстрочного перевода часто приводит к потере художественной мысли, подстрочного смысла, а это, в свою очередь наносит ощутимый ущерб художественному содержанию переводимого произведения. Единственным выходом в этой ситуации, наряду с филологическим переводом с оригинала, является перевод произведения посредством языка-посредника, т. е. посредством русского языка, который мы освоили в недалеком прошлом или языка наиболее близкого к нашему - турецкого, что уже практикуется в течение многих лет. Конечно, это тоже нельзя считать окончательным решением вопроса. Организация этой сферы, без обращения к языкам-посредникам, в первую очередь охватывает создание дополнительного этапа образования для специализирующихся в области художественного перевода, формирование максимально отточенного образования в этой сфере, что находится в списке наиболее значимых работ, планируемых Центром на ближайшее будущее.     

«Aydın yol»: Не секрет, что при дубляже фильмов, транслируемых местными телеканалами достаточно вольно обращаются с литературными и грамматическими нормами языка.  Эти грубые нарушения встречаются и в субтитрах, появляющихся на экране во время встреч на государственном уровне. Предусмотрены ли Центром какие-либо меры для разрешения проблем в этой сфере?    

Афаг Масуд: В ближайшем будущем я представлю к печати статью о плачевном состоянии в сфере дубляжа. Речь идет о дубляже фильма «Гамлет», экранизированного по произведению Шекспира, о безобразных текстах диалогов Гамлета, Офелии и других персонажей, которые не имеют ничего общего ни с Шекспиром, ни с литературой вообще, а иногда даже с азербайджанским языком. Еще более печальная картина вырисовывается в сфере художественного перевода. Тут можно столкнуться с беспримерными ситуациями, не имеющими аналогов в мире… Например, имя такого всемирно известного писателя как Синклер Льюис переведено и напечатано как  Льюис Синклер.   Это так же недопустимо, если бы мы представляли Низами Гянджеви как Гянджеви Низами, Александра Пушкина как Пушкин Александр или Франца Кафку как Кафка Франц, а ведь это наносит сильнейший удар по имиджу системы образования нашей страны, которая находится в центре внимания посольств и международных организаций более сотни стран. Или к примеру, занимающиеся художественным переводом издательства, которые гордятся количеством, а не качеством изданных ими книг. И хуже всего то, что эти издательства и частные переводческие центры свели на нет критерий переводческой компетентности оценкой труда в такой серьёзной сфере как художественный перевод в 3, 4, 5 манат за страницу. Понятно, что профессионал в сфере художественного перевода не станет работать на таких условиях. В таком случае, приходиться пользоваться услугами дилетантов, готовых перевести любой текст ради наживы. И результат налицо. О мерах, предусмотренных в этой сфере перевода, можно будет говорить только после того, как войдут в силу соответствующие нормативные документы о переводе и переводческой профессии, о которых я уже говорила.          

«Aydın yol»: Судя по именам, при выборе кадров Вы отдаете предпочтение профессионалам. Каковы ваши планы по развитию молодого поколения в этой области?

Афаг Масуд: К сожалению, сегодня в нашей стране отсутствуют критерии переводческой компетентности и механизмы, формирующие эти критерии. То есть отсутствуют методы, стиль, средства, с помощью которых можно с точностью определить, кто является профессионалом, а кто дилетантом. По этой причине, порой даже в работе профессиональных переводчиков мы сталкиваемся с достаточно средним уровнем перевода. Нам представляется невозможным обеспечить огромный объём переводческой работы по всей стране имея в наличии столь малое количество профессиональных переводчиков. Та же ситуация и с молодёжью. В мировой практике к этому вопросу подходят более конструктивно. Так, студент, завершивший свое образование, на следующем этапе – то есть в магистратуре, решает в какой сфере перевода ему специализироваться, и только после получения соответствующих знаний и практики в данной сфере начинает работать переводчиком. У нас же специальность переводчика преподается, в основном, с точки зрения освоения иностранного языка, а на практику выделяется очень мало часов. Но простого знания иностранного языка недостаточно для того чтобы стать хорошим переводчиком. Это сложнейший процесс, требующий знаний и терминологической базы в соответствующей сфере. Гораздо сложнее обстоят дела с художественным переводом. Художественный перевод — это умение понимать литературно-художественное воображение, стиль выражения, творческий мир писателя или поэта, и передать все это на переводимом языке. Именно по этой причине, художественный переводчик считается соавтором произведения. Такие особенности перевода требуют нового подхода к этой сфере. В настоящее время в этом направлении ведется соответствующая работа. Центр планирует открытие курсов повышения квалификации по специфическим сферам перевода. Очень важна разработка соответствующей литературы, учебников, терминологических словарей по разным языкам и сферам, использование которых необходимо в процессе преподавания.

«Aydın yol»: Афаг ханум, Вы практикующий переводчик, который перевел на наш язык произведения таких великих писателей, как Ги де Мопассан, Томас Вулф, Габриель Гарсия Маркес, Х. Кортасар, Л. Борхес. За последние годы вы переводили на наш язык, в основном, наследие суфийских авторов. Учитывая Вашу занятость, хотел бы спросить: будет ли продолжение этих переводов, являющихся по сути средством общения между Аллахом и человеком?
  
Афаг Масуд: Мир суфиев — это чудесный Информационный Поток, который как тайная келья, накапливает и хранит в себе всю написанную и ненаписанную литературу. Меня всегда влекло очарование этого Потока. Посвящение себя этому миру требует совершенно другой ситуации, исключительных условий жизни. На сегодняшний день я пока лишена этих условий. Впереди нас ждет масса важной и интересной работы. Сегодня, произведение над которым я работаю, это Переводческий Центр, который столь же интересен мне, как мир суфиев. Для меня Центр  – это прежде всего люди. С момента начала деятельности в новом статусе, число наших сотрудников намного увеличилось, расширился круг деятельности. Несмотря на это, мы не утратили душевную семейную атмосферу, царящую в нашем прежнем Центре. А это самое главное. Недавно к концу рабочего дня Фарид (советник Центра по вопросам прессы и издательства Фарид Гусейн) сказал: «… иногда я считаю часы, чтобы время бежало скорее, и я вернулся сюда…», и я вспомнила Натика (известного мастера художественного перевода), Айдына (первого председателя Центра Перевода и Культурных Связей, ученого-тюрколога Айдына Мамедова), вспомнила прежний Центр, полуразрушенные стены, и трещины в потолке, которые мы залатывали Словом….
      
   
«Aydın yol»

И ДРУГИЕ...